Главная страница История

Из истории Православной Рузаевки - стр.2

Индекс материала
Из истории Православной Рузаевки
стр.2
стр.3
стр.4
Все страницы
Христианский элемент предопределил и трагедию дома Тонкачеевых, оказавшихся магометанскими владыками православных душ, что для православного государства нормальным назвать трудно.
Такое положение беспокоило еще первых царей Романовых, долго искавших соломо­ново решение ими же и созданной пробле­мы. Нечто похожее происходило во мно­гих имениях юго-восточной Руси, а наш край в этом отношении оказался особо показательным: вера разделяла крестьян и помещиков во многих селах и деревнях Темниковского, Кадомекого, Алатырского, Саранского уездов. Строительство засеч­ных черт породило необычайную этничес­кую пестроту населения; если гарнизоны крепостей в основном состояли из стрель­цов и солдат, то по черте селили всех, и в том числе служилых татар и мордву. Кто оседал на выслуженных дачах, а кто и бе­жал от тяжелых воинских обязанностей куда подальше, о чем часто доносили в Москву порубежные воеводы.

Как бы то ни было, к середине XVII столетия русское население Рузаевки чет­ко осознавало свою отличность от сосед­ней Пишли, в которой победило тачарско-мусульманскос начало. Пишля счала назы­ваться Татарской, а Рузаевка определялась в бумагах уже под церковным названием. Когда при Петре I Рузаевка была отнята у рода Тонкачеевых, отказавшихся принять православие и когда один из бывших владельцев попытался в последний раз взыскать с крестьян оброки, то был жестоко избит бывшими крепостными.
Политическая, экономическая история Рузаеувки более или менее прояснена, а церковная ещё полна загадок. К 917 году в Рузаевке почти ничто не напоминало о царской роскоши прошлых времен: сад дичал и постепенно вырубался, пруды зарастали илом, и только два храма напо­минали о золотом веке Екатерины Вели­кой. Обратимся к мемуарам князя Ивана Михайловича Долгорукова, который писал о рузаевских церквях следующее: «Один храм старинный, или лучше сказать старый: в нем вся живопись на итальянский вкус. Отмен­ной красоты запрестольное снятие с крес­та. Другая церковь выстроена после меня уже с отличным великолепием; все стены одеты мрамором искусственным. Старший сын госпожи Струйской, Юрий Николае­вич, сам этой работой занимался, составлял тесто гипса, давал ему краски и располагал узоры: отделка совершенная! Храм обшир­ный, величественный, академики писали весь иконостас. Колоннада белого мрамору перед алтарем превосходит всю прочую ра­боту: мало таких храмов видал я и по горо­дам, не только в селах; да в сих последних, думаю, что подобного нет во всей России. Красоте зодчества ответствует все прочее: богатейшая утварь, ризница пышная. Везде золото рассыпано нещадно. Я слушал тут обедню, и нигде не видал столь благоговей­ного, скромного и возвышенного простотой своей богослужения, как в Рузаевке; меня все пленило. Сей храм есть поистине дом Всевышнего. У самой церкви похоронен хозяин против трапезы: над ним поставлен широкий, но простой камень».

В этом описании привлекают два фак­та — использование искусственного мра­мора и наем академиков живописи. Если о втором ничего неизвестно, то о первом следует сказать, что П. Н. Струйский ис­пользовал в оформлении очень сложную технику. Искусственный мрамор это не фальшивка, а очень эффектный творчес­кий прием, требовавший от исполнителей особого мастерства. Скорее всего,. Петр Николаевич составлению особого гипсо­вого теста, и особенно методам его окрас­ки, где-то учился. Провинция крайне редко баловалась искусственным мрамором, им в основном декорировали столичные двор­цы, например Зимний в Петербурге.